Decadentia
Я сам не свой. Вообще ничей.
А на улице снег, а на улице снег,
А на улице снег, снег.
Сколько вижу там крыш, сколько вижу там слег,
Запорошенных крыш, слег!

А в скиту моём глушь, а в скиту моём тишь.
А в скиту моём глушь, тишь.
Только шорох страниц да запечная мышь,
Осторожная мышь, мышь.

А за окнами скрип, а за окнами бег,
А над срубами – снег, снег…
Сколько всяких там гор! Сколько всяких там рек!
А над ними всё – снег, снег…

Затопляется печь. Приближается ночь.
И смешаются печь, ночь.
А в душе моей свет. А врази мои – прочь.
И тоска моя – прочь, прочь.

Загорается дух. Занимается дых.
(А на улице – снег, снег.)
Только шорох страниц. Да свечи этой вспых.
(А за окнами – снег, снег.)

А в кости моей – хруст. А на жердочке – дрозд.
Ах, по жердочке – дрозд, дрозд.
И слова мои – в рост. И страда моя – в рост.
И цветы мои – в рост, в рост.

А за окнами – снег. А за окнами – снег.
А за окнами – снег, снег.
Из-за тысячи гор. Из-за тысячи рек.
Заколдованный снег, снег…

1968

Николай Тряпкин