«Как все пустынно. Пламенная медь.
Тугих колоколов язвительное жало,
Как мне хотелось бы внезапно умереть
Как Анненский у Царскосельского вокзала.
И чтоб не видеть больше никогда -
Ни этих язв на человечьей коже,
Ни эти мертвые пустынные года,
Что на шары замерзшие похожи.
Какая боль. Какая тишина.
Где ж этот шум когда-то теплокровный?
И льется час мой, как из кувшина,
На голову - холодный, мертвый, ровный...»

Рюрик Ивнев, 1920